Новости

Человек, который остановил в стране варварскую вырубку уникальных деревьев, в течение 30 лет приезжает в Коми

Евгений Титов – один из самых известных в стране специалистов по селекции кедра сибирского. Он добился того, что в 1990 году было принято постановление Верховного Совета СССР о запрете сплошной вырубки кедров. Благодаря ему и Александру Католикову в селе Межадор появился первый в Коми кедровый питомник, а сегодня закладывается первый в России кедровый дендрарий.

Саженцы в рюкзаке

 

«Моя заветная мечта – посадить и вырастить кедровый лес… Не потому, что сам я родился и вырос в Сибири, окруженной кедровыми лесами, а потому, что человек, живущий в окружении кедров, становится добрее, удачливее, талантливее» – так говорил народный учитель Александр Католиков. В 1989 г. Александр Александрович организовал экспедицию воспитанников агрошколы-интерната на Горный Алтай, где ученый Евгений Титов со своими единомышленниками создал лесосеменную базу эталонных лесных культур и сеть уникальных опытно-производственных клоновых плантаций. С помощью ученого ребята выкопали в горах 400 саженцев. Их обмотали мхом, упаковали в рюкзаки и привезли в Сыктывкар. На берегу реки Малая Визинга, где расположен летний лагерь агрошколы «Межадорское», был заложен кедровник. Ребята ухаживали за саженцами, проводили замеры, наблюдали за их развитием. У каждого из малышей агрошколы был, кстати, свой личный кедр, которым они дали имена: Пушистик, Красавчик, Лохматик… В опыте участвовали несколько поколений воспитанников, а Е. Титов приезжал в Межадор каждый год. В том числе после смерти Александра Католикова и смены руководства интерната. В 1998-м он стал прививать на межадорские саженцы черенки с высокоурожайных экземпляров кедра, отобранных им в алтайской тайге и украинских Карпатах. В 2001 г. привитые деревья зацвели, и появилась возможность провести опыление. Пыльцу, собранную с отселектированных деревьев, также присылал Евгений Владимирович. В естественных условиях кедр обычно начинает плодоносить только в возрасте 50-70 лет, но Титов доказал, что возможно ускорить плодоношение путем прививки. Это значит, что пройдет несколько лет и в Межадоре будут собирать первый урожай.

Живительная живица

 

Нынче Е. Титов – профессор Воронежской государственной лесотехнической академии. Ему уже 82 года, но он по-прежнему каждый год приезжает в Коми. Последние десять лет – по приглашению Сыктывкарского лесного института, где читает лекции и передает свой уникальный опыт селекционера. Корреспондент «Трибуны» поинтересовался, чем кедр так зацепил ученого, что он посвятил ему всю свою жизнь. – Это дерево, у которого нет конкурентов. Кедровые орехи и масло – кладезь витаминов и микрокислот. Его фитонциды – летучие вещества, окружающие дерево, – убивают практически все болезнетворные микроогранизмы. Мы заболели – пошли в аптеку, а дерево само себя охраняет. Против фитонцидов кедра нет устойчивых штаммов грибов, он все подавляет. Поэтому воздух в тайге считается стерильным, как в операционной. Во время войны в Бийске был эвакуационный госпиталь. Не хватало йода, других обеззараживающих веществ, поэтому как заживляющее и обезболивающее средство использовали кедровую живицу. – А как кедр стал вашей профессией? – В 1960 году, когда я заканчивал в Брянске лесохозяйственный институт, в «Комсомольской правде» появилась статья С. Чивилихина о том, как ребята, мои ровесники из Питера, основали на Горном Алтае лесное хозяйство. Я прочел и загорелся туда поехать. В 1987 году на Алтае была научная конференция по кедру, где я выступал с докладом. После этого ко мне подсел журналист «Экономической газеты» Алексей Валентей. Сказал, что очень заинтересовался этой темой. Мы поехали с ним по всем кедровым объектам. Впечатления были ужасные, потому что тогда еще была разрешена сплошная рубка кедровников, с чем я долгие годы боролся. Куда только писем не писал! В результате в 1988 году горком партии Горного Алтая принял постановление о запрещении сплошных рубок кедра. А в 90-х запрет распространился на весь Советский Союз. Мы с Валентеем с тех пор дружим. Он скромный человек (между прочим, внук Мейерхольда!). Каждый год 9 мая, в его день рождения, мы созваниваемся. Он же, кстати, и познакомил нас с Александром Католиковым.\

 

Топорная работа

 

Чаще всего кедры встречаются на каменистых почвах по склонам гор, в долинах рек и по окраинам болот. Общая площадь кедровых лесов Республики Коми – примерно 90 тысяч га. Находятся они на территории Печоро-Илычского заповедника, в бассейне рек Щугор и Подчерье, в среднем течении Печоры. Возраст наших кедров-долгожителей достигает 400 лет. То есть не было еще на карте Российской империи города Усть-Сысольска, а кедры уже росли. В конце XIX века на юге Печорского края собирали до 24 т кедровых семян. Ради шишек наши предки просто рубили деревья, что привело к значительному истощению запасов этой ценной породы. С 1959 года кедр в республике взят под охрану, рубки его запрещены, организовано 17 кедровых заказников.

 

Тревога в Межадоре

 

Три года назад Евгений Титов, как обычно, приехал в Межадор навестить ребят и посмотреть, как растут уникальные деревья. Но в тот раз визит чуть не закончился сердечным приступом. С кедрами, слава Богу, все было в порядке, а вот в самом лагере исчез «классический объект ландшафтного лесоводства», который закладывался еще при Католикове. В центре большого участка было высажено дерево-акцент – мощная сосна. А вокруг – ее свита: береза, ель, осина – деревья разного возраста и диаметра, с разными сучьями. Этот природный «объект» имел уникальное, по меркам Коми, значение. Там велись научные исследования. Ребята на их основе защищали экологические проекты, получали гранты. Обнаружив, что деревьев на участке нет, Евгений Владимирович спросил у директора детского дома Любови Витенковой, что случилось. Выяснилось, что они были вырублены по ее поручению. О научной ценности она якобы не знала. А вырубили, «чтобы охранник лучше детей видел на территории». «Люди совершенно эстетически не воспитанные, а еще педагоги!» – сокрушался тогда ученый. Сегодня в Межадоре ситуация тоже тревожная, переживает он. «Раньше на кедровнике табличка была – сейчас ее нет. Уход за деревьями не делают. Все, что сажают, погибает. Небо и земля – что было и что стало».

 

Чьи шишки на Стефановской?

 

К счастью, есть в Сыктывкаре специалисты, которые понимают ценность работы Евгения Титова. Дают ему возможность проводить свой беспрецедентный по значимости эксперимент. – Я знаю, что СЛИ выделил участок, где будет разбит дендрарий. Вы закладываете то, что вряд ли увидите во всей красе. Что будет радовать, наверное, внуков студентов, участвующих в эксперименте. – Таких дендрариев нет в России! Мы создадим коллекцию ценных генотипов сибирского и европейского кедра. Уже посадили 50 саженцев с Алтая – генетического центра происхождения кедра – и из Республики Коми. Примерно 25 из них – из Сторожевского лесничества. На следующий год будем прививать. Новые сорта с 25-летним возрастом прививок значительно превысят семенную продуктивность лучших 200-летних таежных кедров-великанов. Да, очень редко селекционер доживает до возраста плодоношения дерева. И все же растет лес очень быстро. Мы заложили в Межадоре плантацию 30 лет назад – и какие красавцы выросли! Уже голову задирать надо, чтобы посмотреть на верхушки. – В Сыктывкаре на Стефановской площади растут кедры. Их тоже вы сажали? – Я отбирал для посадки кедр высокоурожайный. И, скажу по секрету, если стоять спиной к памятнику Ленину, то самый ближний к нему кедр слева в этом году даст урожай – 2,5 килограмма семян, не меньше! Мы хотели бы в августе собрать шишки, чтобы определить количество семян в них, массу, зернистость, все эти необходимые для нас показатели. – Нужно будет у кого-то спросить разрешение? – Надеюсь, что проблем не будет. В некоторых дворах Сыктывкара растут кедры, в том числе девять кедров во дворе Министерства сельского хозяйства. Я попросил девочку-лаборанта собрать с них шишки, так ее оттуда прогнали. Для меня это странно – образцы же можно дать! Тем более что до этого прошло совещание «Кедровые сады Республики Коми». Говорили: будем выявлять, прививать… Не давиться, а молиться – Вы счастливый человек? – Да, я всю жизнь занимаюсь любимым делом. У меня есть плантации в Воронеже, в Ростовской, Луганской, Брянской, Московской областях. Всего – более ста гектаров. Я – уполномоченный кедром. Знаете, есть такая поговорка: «В ельнике – давиться, в сосняке – жениться, в березняке – веселиться, а в кедраче – Богу молиться».

 

Не давиться, а молиться

 

– Вы счастливый человек? – Да, я всю жизнь занимаюсь любимым делом. У меня есть плантации в Воронеже, в Ростовской, Луганской, Брянской, Московской областях. Всего – более ста гектаров. Я – уполномоченный кедром. Знаете, есть такая поговорка: «В ельнике – давиться, в сосняке – жениться, в березняке – веселиться, а в кедраче – Богу молиться».

Газета "Трибуна"
Фото: газета "Трибуна".
25.07.2019
© CЛИ, отдел ИУП,
2009-2017